31 дек. 2008 г.

С Новым Годом!

.

Поздравляю всех и со всеми праздниками: Рождеством григорианским и юлианским, Новым Годом новым и старым!

Живите, радуйтесь, спасайтесь!.



.

P.S. А вот на новый адрес переехать пока не получилось: настройки не умею правильно вписать. Сразу видно, богослов, а не блого-слов!

29 дек. 2008 г.

НЕСТИ ХРИСТА

.

ПРОПОВЕДЬ СВ. БЕРНАРА НА БОГОЯВЛЕНИЕ 

Когда настала полнота времени, явилась также полнота Божества  

       «Се, явилась благость и человечность Спасителя нашего, Бога». Благодарение Богу, столь изобильно изливающему утешение на странников, какими мы являемся в этом изгнании, в этой скорбной земной юдоли.   Доколе не явилась Его человечность, Его благость также оставалась сокрытой. Она, несомненно, существовала прежде, ибо милосердие Божие извечно. Но как бы можно было постичь то, сколь она безмерна? Ибо она была предметом обетований, а не опыта, и потому множество людей не верило в нее, хотя Бог многократно и многообразно говорил о ней в пророках. «Я мыслю о мире, не о несчастье», - говорил Он. Но что мог ответить человек, когда он испытывал несчастье, а не мир? «Доколе будете вы говорить: мир, мир!, а мира нет?». Вот почему вестники мира горько плакали, говоря: «Господи! Кто поверил слышанному от нас?». Но теперь – пусть люди верят в то, что они видят, ибо утверждения Господни поистине непреложны. Действительно, чтобы даже ослабевшее око было способно увидеть это, «в солнце поставил свой шатер».  

       И вот мир уже не обещается, но посылается, не откладывается на будущее, но дается, не прорекается, а предлагается. Бог-Отец ниспослал на землю как бы кошель, полный милосердия; да, говорю я, как бы кошель, который Страсти Господни должны будут разорвать, чтобы распространилось то, что он содержит: наш мир; кошель, возможно, малый, но полный. Нам был дан Младенец, но в Нем обитает вся полнота Божества. Она явилась во плоти, чтобы дать Себя узреть даже плотским, и чтобы Ее человечность, так явленная, позволила узнать Ее благость. Действительно, как только человечность Божия позволила себя узнать, благость Его больше не может оставаться сокрытой. И как бы мог Он явственнее выразить Свою благость, как не облачившись в мою плоть? В мою, говорю я, а не Адама, не в ту, какой она была до грехопадения.  

       Почему же с такой заботой возвещает Он о Своем милосердии, настолько, что принимает даже наше убожество? Почему преисполнен Он такою благостью, что Слово Божие ради нас делается иссохшею травою? Господи, что есть человек, что Ты так заботишься о нем? Что он есть, что Ты отворяешь ему Свое сердце? Вот о чем следует задумываться человеку, чтобы познать, как сильно Бог о нем заботится, вот из чего следует человеку научиться тому, какие мысли и какие чувства питает к нему Бог. И потому не думай о своих страданиях, но о Его. О том, кем Он стал ради тебя, признай свою ценность в Его очах, чтобы Его благость явилась тебе из Его человечности. Ибо уничижение, которое Он претерпел в Своей человечности, было величием Его благости, и чем более Он делается презренным ради меня, тем дороже для меня Он становится.  

       «Се, явилась благость и человечность Спасителя нашего, Бога», – говорит Апостол. Да, сколь велика и очевидна благость Божия и Его человечность! И каким великим сиянием Он осиял нас, присовокупив к человечности имя Божие!  

_____________________________________________

       Этот текст я взял из Службы чтений на 29 декабря, в октаву Рождества Господня, со след. сайта: Les cervices de la liturgie catholique (там следует подобрать дату).

      Переводил я не с латыни, на которой, очевидно, писал св. Бернар, а с французского, и сразу хочу сделать замечание по переводу: слово humanité (лат. humanitas) по-французски (и по-латыни) значит и «человечество», и «человечность» - по-русски мы четко различаем эти два понятия, «человечество» это вся совокупность людей, а «человечность», «гуманность» - некое доброе моральное качество, синоним – «человеколюбие», так и написано в русском переводе стиха Тит 3,4, который цитирует Бернар. Но св. Бернар употребляет это слово в обоих смыслах сразу, обыгрывая глубокую связь между «человечеством» и «человеколюбием», или благостью: как бы мы могли оценить благость Божию, если бы Бог не стал человеком, не принял человечества?  

       И в этом – главное, чем зацепил меня этот текст, а не в тонкостях словоупотребления.   Ибо «теперь – пусть люди верят в то, что они видят…». И «мир уже не обещается, но посылается, не откладывается на будущее, но дается, не прорекается, а предлагается». Т. е. для Бернара очевидна разница между его положением и положением ветхозаветного человека: тому приходилось верить пророкам на слово, тогда как для Бернара благость Божия очевидно воплотилась во Христе Иисусе. Т. е. в Иисусе он «верит в то, что видит». Иисуса Христа он видит. Для него это совершенно реальный персонаж – чуть было не сказал: «исторический», но в том-то и разница, что не исторический, а живой.  

       У нас, у меня, во всяком случае, такой непосредственной веры попросту нет. Мое положение мне представляет куда более сходным с положением ветхозаветного человека, который вынужден верить пророкам на слово. Тогда как Бернар, повторяю, видит.   Почему так? – Первое, что приходит в голову: он жил так давно, что от него было гораздо ближе до Христа. Но это не правда. От Христа Бернара отделяло двенадцать столетий, в полтора раза больше, чем нас от Бернара. И дело не во временной близости, но в самом способе восприятия времени.   Для нас, для меня, время это категория прежде всего историческая. Или даже, по-современному выражаясь, «виртуальная». То, о чем я знаю из книг, теоретически. И этих знаний у меня гораздо больше, чем знаний жизненных, личных. Одного своего прадедушку я помню, застал, его отца видел на фотографиях, но дальше – полный мрак. Другого знаю немного по рассказам деда, но дальше тоже полный мрак. Поднатужившись, я сосчитал, что, вообще-то, прадедушек у меня должно быть четверо. Ну, да, вот еще бабушкиного отца звали Давид, знаю хотя бы по имени. А вот четвертого не знаю даже, как звали. (Ага, спросил у мамы, она помнит: Эрнест). Получается, что даже ближайших своих предков я знаю гораздо хуже, чем Пушкина и Чехова. О царе Александре Втором, да и о Первом, кстати, и уж подавно – о Наполеоне Бонапарте, мне известно куда больше, чем о людях, от которых я унаследовал цвет волос, разрез глаз, и вообще, самое жизнь. И получается, что прошлое для меня это то, о чем читают в книгах. А в книгах читают о всяком, в том числе о Христе. А написать, как известно, всяко можно. И это, как ни веруй, а непременно маячит на заднем плане сознания любого современного человека.  

       У Бернара, у людей его эпохи это было совсем не так. О прошлом они знали не из книг, но из опыта. Вот эти вот ворота защищал мой дед, и здесь был ранен. Он сам показывал, куда и как. Вот эту вот часовню возвели жители нашего квартала в благодарность за избавление от чумы, от которой умерла моя бабушка, зато мама не заболела и все мне передала. Палестина – это куда ходил в поход мой дядя, и привез оттуда раны, благовония и дивные рассказы – о том, что видел сам, а не о том, что рассказали гиды или написано в путеводителе. И точно так же, как ворота, часовня и раны дяди свидетельствуют о действительных событиях, точно также церковь Рождества Христова говорит о событии отнюдь не виртуальном, а о самом настоящем. Я там молился, сколько себя помню, и там же молились мои предки. Поэтому рождение Христа для меня – такое же непреложный факт, как рождение деда, дяди или мое собственное. Вот почему Бернар Христа видел, тогда как мы о Христе только знаем.  

       Как с этим быть? – Наверное, не завидовать Бернару: прошлого не вернешь, да мы бы с вами в этом прошлом и не прижились; так что надо не завидовать, а посмотреть, нет ли и у нас чего-нибудь, что помогло бы нам Христа увидеть? – И получается, что главное-то есть, поскольку у нас есть Церковь! Не просто часовня, построенная в честь избавления от чумы, но вся вселенская Церковь, возведенная на Христе, которой неоткуда бы взяться, если бы не Рождество Христово!  

       Принимать свидетельство Церкви – вот что позволит принять Христа живого, а не исторический персонаж с не слишком достоверной и подробной биографией. И принимать свидетельство не только институции, Папы, Соборов, епископов, иерархии, но прежде всего – свидетельство живых людей, вот этих верующих вокруг нас.  

       Они, конечно, разные; не каждый и не часто несет для нас свидетельство, но, приглядевшись, так легко научиться различать, что и когда в ком и когда свидетельствует о Христе! И принимать именно это (а не то, что батюшка пьяница или монахиня сплетница).  

       Но если даже навстречу попадаются все чаще пьяницы и сплетницы, то вспомним, что на вопрос: «А кто мой ближний?» Христос ответил, в притче о милосердном самарянине: «Иди, и сам будь ближним всякому, кто в этом нуждается!» Неси Христа, и станет Он тебе ближе даже Чехова и Пушкина.

27 дек. 2008 г.

О сервере

.
       Ну, вот, справили Рождество, слава Богу!
       Однако к серверу я пока не очень-то приблизился.
       Знаете, что? - Останемся покуда здесь, а я попутно стану рассказывать, как там идут дела, с постройкой сайта и загрузкой. 
       Вот сегодня, например, собираюсь наконец добраться до входа на сервер и приступить к загрузке файлов с помощью тоталкоммандера: безумно интересно, правда?
       А для тех, кому не интересно, да и для всех остальных, вот, небольшое размышление, которое оказалось для меня и неожиданным, и очень радостным, полезным.

ХОДИТЬ ВО СВЕТЕ



Размышление по 1 Ин 1,5-9


       И вот благовестие, которое мы слышали от Него и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы.
       Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине; если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха.
       Если говорим, что не имеем греха, - обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды.


                                     Литургия часов, фрагмент Службы чтений 
                                     на 27 декабря, праздник св. Иоанна Апостола



 
        Долгое время выражение «ходить во свете» я понимал как-то «мистически»: свет воображал себе каким-то фаворским светом, чем-то «нетварным», что ли, запредельным, а если попросту, то попросту очень далеким от обыденной жизни. Доступным только духовидцам, людям, очень продвинутым в духовной жизни. И – головы себе не забивал: мудро, возвышенно и поэтично, да не про нас…
        А сегодня вдруг понял очень простую вещь: ходить во свете для человека значит всего лишь быть искренним, быть откровенным, не таить задних мыслей, не скрывать камня за пазухой, не лелеять потаенных пристрастий… Это и значит: «если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом» - общаемся, поскольку таить нам друг от друга нечего! И тогда: «Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха».
        Замечательно просто! И главное, становится понятным, для чего мы нужны друг другу, зачем спасаться непременно нужно в общине! Затем, что полноценная искренность невозможна наедине с собой, другие для этого совершенно необходимы! Это, конечно, не все, для чего нужно общение, но это – самое понятное.
        И совсем уже понятно дальнейшее: «Если говорим, что не имеем греха, - обманываем самих себя, и истины нет в нас». Имеем грех, как не имеем, и это видно хотя бы из того, как нелегко дается нам простая искренность в общении. «Простая»? – А дает так много! Ведь «если исповедуем грехи наши, то Он… простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды». 
        «Исповедуем» если не всем, то хотя бы одному, тому, который сидит в конфессионале. А с остальными – будем искренними и открытыми. Не просто? – Да, конечно, однако все же куда проще, нежели десятилетиями радеть о «нетварном» свете…

25 дек. 2008 г.

С Рождеством!

Всем желаю счастливого Рождества!

Предлагаю спеть Bóg się rodzi, специально перевел, чтобы пели.

БОГ РОДИЛСЯ
 (перевод с польского)

Бог родился ясной ночью, 
Воплотился Царь вселенной.
Звезды видели воочью,
В изумлении безмерном,
Как пещера укрывала
Властелина над веками.
Это Слово плотью стало
И обитало с нами.

Небеса сравнял с землею
Бог, отдав Свое блаженство,
Слив с природою земною
Божество и совершенство.
Пострадал за нас немало,
Хоть виновны были сами.  
Это Слово плотью стало
И обитало с нами.

Хоры Ангелов небесных
Пастухам несут известье.
Вот Божественный Младенец
С Богородицею вместе.
Место им в хлеву досталось
На соломе, со скотами.  
Это Слово плотью стало
И обитало с нами.

Вот цари пришли с Востока,
Дар Ему приносят мирный,
Чтоб почтить Младенца-Бога,
Ладан, золото и смирну.
Божеству Его пристала
Честь с поклоном и дарами.  
Это Слово плотью стало
И обитало с нами.

Вознеси, Младенец, руки, 
Дай Твое благословенье.
Освяти труды и муки
Человека и творенья.
Чтобы солнце просияло
Над горами и полями.  
Это Слово плотью стало
И обитало с нами.


22 дек. 2008 г.

Вот ведь время-то бежит!

До Рождества всего два дня осталось, а я еще даже вордпресса не скачал: не до того было, в частности, домен себе регистрировал.

Домен, правда, уже есть; называется salvemus.com, и мы в дальнейшем будем встречаться именно там, но пока что я сам не разобрался, как туда заходить. Чайник-с, изволите видеть.

Расширение com изначально обозначало коммерческую направленность, однако с появлением biz уже звучит не так жестко. К тому же, слово "commercio" по-латыни означает отнюдь не только торговлю, но вообще всякого рода обмен и взаимодействие, на что я, собственно, и надеюсь.

Во всяком случае, торговать я тут ничем не собираюсь.

Счастливого Рождества!

16 дек. 2008 г.

Друзья мои, прошу прощения!

Этот сервер я выбрал совершенно случайно, и оказалось, что мне он не подходит (в частности, не удаётся "закатывать" длинные тексты, громоздкий способ комментирования и т. п.).

Сейчас я занимаюсь переносом своего блога на другой сервер. Надеюсь, что к Рождеству все закончу, и сразу сообщу всем свой новый адрес.
Хочу рискнуть и погрузиться в самостоятельное блогостроительство с помощью wordpress.org. Если кому-то из вас знакома эта штука, я буду очень благодарен за любую подсказку.

А пока - пусть повисит то, что уже висит. Чтобы вошедшему было не очень скучно, добавляю еще одну проповедь.

Еще раз прошу прощения, и до встречи на новом блог-сайте!

Желаю всем радостно встретить Рождество!

Благослови вас Бог!

ВОЗЛЮБИТЬ ВОЗНЕНАВИДЕВ?

Проповедь на Лк 14,25-33



С Ним шло множество народа; и Он, обратившись, сказал им: если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником.
Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее, дабы, когда положит основание и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним, говоря: этот человек начал строить и не мог окончить?
Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами проти-востать идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство просить о мире.
Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником.



В этом тексте нас прежде всего пугает слово «возненавидит». Как, Иисус, Тот, Который пришел научить нас любви, кротости, милосердию, прощению, призывает нас ненавидеть, и кого? – Самых близких, самых родных: отца, мать, супруга, детей, братьев, сестер… Да что это, правильно ли мы расслышали? Разве Христос может произносить такие слова? – Это же кощунство!
Лингвистический анализ может нас как будто успокоить: да, расслышали мы не совсем правильно, вернее, переводчики перестарались. Слово, которое стоит в греческом оригинале, хотя имеет буквальное значение «ненавидеть», но в контексте библейского языка, не знавшего степеней сравнения, означает «не предпочесть».
Именно так понимаются и передаются эти слова у Матфея, 10,37:
«Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня».
Поэтому в современных переводах это место выглядит так:
«Если кто приходит ко Мне, но любит Меня не больше, чем любит отца, мать, жену, детей, братьев, сестер… – тот не может быть Моим учеником».

Ну, это нам понятно, и мы вздыхаем с облегчением… Конечно, Бога надо любить превыше всего, и мы стараемся, как можем, но, слава Богу, для этого не требуется никого ненавидеть!
Однако не будем спешить расставаться со старыми переводами. Дело в том, что ре-акцию тогдашних слушателей Иисуса шокирующее слово «возненавидеть» передает точнее.
Это для нас Иисус – несомненно, Бог, и мы, хотя бы теоретически, соглашаемся ставить Его превыше всего.
А для тогдашних слушателей Иисуса, людей, и Бога почитавших, как правило, сильнее нас, и к семье привязанных гораздо больше, слова Иисуса, пусть даже прозвучавшие более мягко: предпочесть Меня, возлюбить Меня более, чем… – прозвучали так же резко, как для нас пугающее слово «возненавидеть».
То есть, как? Вот они, мои самые близкие люди, родители, дети, братья, сестры, и я должен им предпочесть какого-то проходимца, бродячего проповедника? – Ну, не проходимца, конечно, Он вот и чудеса творит, и говорит, как люди никогда не говорили, но – мать, отец, жена, дети… Любить кого-то постороннего больше них это же все равно, что вообще их возненавидеть! – Вот какие чувства наверняка переполняли сердца слышавших эти слова Иисуса.
Господь, конечно, это знал. Свои слова Он произнес не по оплошности, но специально, чтобы подчеркнуть их смысл, спровоцировать Своих слушателей лицом к лицу, воочию встретиться с реальностью.

Ведь к кому обращены эти слова? – «С Ним шло множество народа»; откуда взялось это множество? – Ну, как же! Весть о Нем разносится по всей стране: целитель, проповедник, чудотворец! Пошли скорее, не пропустить, самим увидеть! Ну, наконец-то! Больных исцеляет, хлебом насыщает, бури усмиряет, по воде гуляет! Так Он способен вообще решить все наши проблемы! Ура! – т. е. осанна! Вот мы, Господи! Мы все – за Тобой! Мы все тут – Твои ученики!

И вот тогда-то Иисус и предлагает им задуматься, что это значит: быть Его учеником, какого это требует расположения души, и все ли готовы понести такие жертвы? Вот почему эти сравнения, с незадачливым строителем, или с царем, у которого недостаточно войска…
Ведь Я пришел не на прогулку вас позвать, не на пикник вас пригласить… Нет, путь, на который Я зову, это путь крестный. «И кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником».

Что это значит в наших с вами обстоятельствах? Что значит: нести свой крест относительно тех чувств, какие мы питаем к нашим близким?
Здесь нам следует вспомнить, в чем заключается наше спасение. Спасение означает прежде всего освобождение. Освобождение от рабства греха и смерти, но также и от рабства зависимости. Зависимости, которой мы опутываем друг друга в лоне наших семей.
Лучше всего то, как мы относимся к своим близким, передает слово «привязанность». Мы к своим близким именно, что привязаны. С ними нам далеко не всегда бывает хорошо, но без них – определенно худо. Вот почему мы страшимся их потерять, и вот почему мы так настойчиво, чтобы не сказать: навязчиво, стремимся сохранить их общество – причем, конечно, в удобное для нас самих время.
Самое слово «привязанность» напоминает о привязке, о несвободе. Как правило, при этом обоюдной.
Так может ли быть учеником Христовым человек, который сам повязан и других вяжет по рукам и ногам своими всевозможными привязанностями?
И что же делать? Неужто и вправду остается только возненавидеть? – Боже упаси! Не возненавидеть, а воспитывать чувство совершенно противоположное и ненависти, и привязанности, что значит: чувство приязни.
Приязнь – это когда мне хорошо просто от того, что ты есть. Я ничего для себя не требую и не жду, чтобы ты менялся или под меня подлаживался. Я рад дарить тебе свободу, в том числе и от себя, и как же я бываю рад, когда ты сам, свободно, даришь мне твою приязнь. Ведь это вот и есть любовь – свободный дар, свободное общение, без шантажа и вымогательства.
Как же достичь такой приязни, как научиться уважать и принимать друг друга, не навязываясь? – Но этому и учит нас Господь, когда требует: никого и ничего не люби и не ставь выше, нежели Меня!
И это вовсе не подвиг самоотречения, а самая простая справедливость: надо только не забывать, что всех, которых я люблю, всех – и родителей, и детей, и мужа, и жену, и братьев, и сестер, всех дал мне Бог. И только справедливо любить Дарящего больше, чем Его дары. К тому же, это щедро вознаграждается.
Если Христос, если Его воля действительно будут у нас на первом месте, отношения с близкими выровняются сами собой. Не в один день, не в один даже год, может быть, но непременно выровняются. Только для этого надо не голову себе морочить, а действительно ставить Господа, Его волю, превыше всего.
Так ли это для нас на самом деле, можно легко убедиться по тому, как мы эту волю Господа принимаем.
Проповедники любят ссылаться на такой пример, скорее всего, реальный: одна мать долго и безуспешно молилась о здоровье своего ребенка, а тот все никак не выздоравливал. Наконец, священник ей посоветовал положиться на волю Божию, но мать не согласилась: «Нет, это мой ребенок! Пусть он поправится!». То, что у Бога могли быть Свои планы относительно ее ребенка, у нее в голове не умещалось. И что же? – Ребенок выздоровел, вырос, стал преступником, и в конце концов его повесили.

Пренебрежение волей Божией, конечно, далеко не всегда заканчивается так демонстративно-показательно, но, право же, всегда плачевно: кто не согласен, пусть посмотрит на самую обычную атмосферу в самых обычных семьях, где люди, в общем-то, любят друг друга: разве мало там стрессов, обид, неприятностей и недоразумений? – И это все при том, что в целом все вполне искренне желают друг другу счастья. Но не в Боге…

А вот совсем другой пример отношения к воле Божией, к Божьим заповедям.
Был такой король – святой Людовик, или Луи, он правил Францией, и уже при жизни прославился своею добротой и святостью, а вскоре после смерти был канонизирован.
Надо сказать, что королям, наверное, труднее всех бывает вести святую жизнь: столько вокруг льстецов, соблазнов, так легко вообразить себя нивесть кем, когда все постоянно только и готовы исполнить любую твою прихоть, одобрить любой твой поступок… Но вот, святому королю Луи это удалось, и знаете, почему? – В немалой мере благодаря воспитанию, которое он получил от своей матери, тоже святой – Бланки Кастильской (дочери того самого короля Кастилии Альфонсо, который, победив мавров в знаменитой битве при Лас-Навас-де-Толоса, положил начало полному освобождению Испании от власти мусульман). Так вот, святая королева Бланка говорила своему маленькому сыну так: «Сын мой, я предпочла бы видеть Вас мертвым, нежели совершающим смертный грех».)
Много ли на свете матерей, готовых повторить такие слова своим детям? – А ведь это и значит: возлюбить Господа более, нежели своих самых близких!

Аминь.

9 дек. 2008 г.

«Чтобы мне прозреть…»

_
_
Проповедь на исцеление слепого Вартимея
(Мк 10,46-52)

Когда выходил Он из Иерихона с учениками Своими и множеством народа, Вартимей, сын Тимеев, слепой, сидел у дороги, прося милостыни. Услышав, что это Иисус Назорей, он начал кричать и говорить: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Многие заставляли его молчать; но он еще более стал кричать: Сын Давидов! помилуй меня. Иисус остановился и велел его позвать. Зовут слепого и говорят ему: не бойся, вставай, зовет тебя. Он сбросил с себя верхнюю одежду, встал и пришел к Иисусу. Иисус спросил: чего ты хочешь от Меня? Слепой сказал Ему: Учитель! чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: иди, вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Иисусом по дороге.

Не знаешь, чему больше радоваться, удивляться, восхищаться, слушая евангельские тексты, подобные тому, который мы только что услышали.

Прежде всего, конечно, это восхищение благостью Господней, Его могуществом и тем, что Он снисходит к самым малым и убогим, таким, как этот Вартимей, слепой и нищий.

Стоит отметить, что нищета в те времена была самой настоящей, подлинной бедой. Сегодня далеко не каждый, кто просит милостыню, действительно нуждается. Нищенство превратилось теперь в очень прибыльную профессию, и существуют, приходилось слышать, даже специальные колледжи, где за большие деньги обучают этой профессии: как правильно просить, где, у кого, как при этом одеваться и так далее…

Во времена Вартимея это было совсем не так. Он просил потому, что иначе ему просто-напросто грозила голодная смерть. Действительно, слепой, работать не может, богатых родственников нет, и что же остается? — Только просить, сидя у дороги!

И вот Господь, окруженный толпой восторженных почитателей и слушателей, слышит крик убогого, останавливается, подзывает его и выполняет его просьбу: исцеляет, возвращает зрение.

 В этом мы видим образ того, что и Бог-Отец Небесный, восседающий на троне и окруженный хорами Ангелов, слышит, тем не менее, вопли убогих, и приклоняет к ним Свой слух.

 Вот главный урок, который можно вынести из этого евангельского текста, главный, но далеко не единственный.

Прежде всего, мы видим здесь пример того, как следует молиться.

Вот посмотрите: Вартимей, узнав, что мимо проходит Иисус из Назарета, о Котором он уже слышал, как о целителе и чудотворце, начинает громко восклицать: «Иисус, Сын Давидов, помилуй меня!»

 И что же? — Толпа, что окружает Иисуса, пытается заставить нищего молчать! Действительно, мы тут собрались из дальних мест, все люди занятые, основательные, мы хотим послушать Учителя, а главное, сами хотим поведать Ему о наших нуждах, а тут какой-то босяк, голытьба, нищий, смеет отвлекать Его внимание! А ну, заткнись!..

Но Вартимей не успокаивается, не поддается, кричит все громче и настойчивее, и Господь его слышит!

Разве нам с вами не знакома такая ситуация? — Стоит только собраться помолиться, как сразу целая толпа нас обступает и старается заставить нас умолкнуть: толпа наших страстей, желаний, посторонних мыслей, забот, нежданных звонков, незваных гостей… Как трудно бывает их всех перекричать, и как нам полезен пример вот этого Вартимея!

 Однако, как ни странно, Вартимею помогло как раз его несчастье. Он слепой, и он об этом прекрасно знает. Как можно в этом сомневаться? — Слепота неотступно стоит у него перед глазами, никуда от нее не денешься, он точно знает, что лишен чего-то очень важного, и потому кричит и не сдается, настаивает и не умолкает: «Сын Давидов, помилуй меня!» Так самое его увечье служит для него точкой опоры.

Другое дело — мы. Мы-то вовсе не сознаем своего увечья, того, насколько мы, по сути, слепы! Мы не видим Бога, мы не видим правильно друг друга, мы даже самих себя правильно не видим, но при этом совершенно уверены, что мы очень даже зрячие! 

 Ну да, кто спорит, есть и у нас какие-то недостатки, есть и грехи, есть и проблемы, но разве это слепота? — Вон сколько вокруг таких, которые куда слепее! — так мы отговариваемся и не спешим возопить: «Господи! Хочу прозреть».

 Таков еще один урок этого фрагмента: чтобы молиться настойчиво и горячо, следует приложить усилия и осознать, насколько мы нуждаемся в милости Божией и в исцелении.

А вот еще: Иисус, когда к Нему приводят Вартимея, спрашивает: «Чего ты хочешь от Меня?» Казалось бы, странно, правда? — Иисус, Сын Божий, должен был бы Сам все знать, не так ли? Тем более, в других местах Евангелия неоднократно отмечалось, что Иисус свободно читал в человеческих сердцах, прекрасно видел мысли и чувства Своих со-беседников и не нуждался в том, чтобы Ему все подробно раскрывали. Но, собственно, и этого не нужно было; нет нужды быть ясновидящим, чтобы понимать, чего может хотеть слепой — ясно, чего: прозреть!

Но здесь мы получаем новый урок: Бог хочет, чтобы мы в молитве ясно выражали свои желания и чувства не для того, чтобы их узнать — Он знает их гораздо лучше нас самих, — но для того, чтобы мы сами их ясно осознали!

 Поэтому неверно думать, что Бог, дескать, Сам все знает и Сам все даст, если захочет, а просить даже как-то неловко… Иисус не оставляет места для таких сомнений, спрашивая даже Вартимея, собственно, требуя от него, чтобы он определенно выразил свою нужду, свою просьбу.

 И когда мы приходим к Богу, наша молитва должна быть предельно конкретной, мы должны просить о вещах самых определенных, тех, в которых мы поистине нуждаемся, а не стесняться и не робеть: здоровья, так здоровья, богатства, так богатства, если ты действительно хочешь богатства, поступить в институт, значит, поступить в институт, и так далее. Прямо и настойчиво. Исполнит или нет, это уже, конечно, Его дело, но если даже не исполнит, то только потому, что имеет в виду для тебя нечто гораздо лучшее, чему исполнение твоей просьбы могло бы помешать. Но как ты об этом узнаешь, если не попросишь? — А стесняться и робеть пред Богом значит оскорблять Его, потому что стесняются и робеют тогда, когда не верят в доброту и любовь того, с кем разговаривают.

 Таковы уроки этого евангельского фрагмента. Удивительно, правда? — Каких-то двенадцать строк, а столько всего содержат! А ведь можно было бы размышлять и дальше, уроки далеко не исчерпаны, и только рамки проповеди заставляют нас остановиться.

 Вот какой это исключительный текст — Евангелие! Такая простота, такая краткость, и вместе с тем такая поучительность! 

 И вместе с тем — это не просто нравоучение, но живой рассказ о фактах, от которого так и веет достоверностью: все эти мелкие детали, которые выдают в рассказчике непосредственного свидетеля. 

 Во-первых, имя слепого: Вартимей, сын Тимеев. Евангелист знает его по имени, знает, что называется, лично. Или еще деталь: когда Иисус зовет его, он встает и сбрасывает с себя верхнюю одежду. В те времена этот жест означал величайшее почтение к тому, к кому обращаешься: верхняя одежда это символ достоинства, определенного положения, а сбрасывая ее, я как бы отрекаюсь перед тобой от всякого достоинства, признаю, что по сравнению с тобою я ничто. 

 Все эти мелкие детали сами по себе являются печатью подлинности евангельского текста. Никакая другая религия в мире не располагает подобными текстами, всегда налет какой-то сказочности, фантастичности, даже когда рассказывается о событиях, имеющих статус исторических.

 Только в нашем Священном Писании, и Ветхого, и, в особенности, Нового Завета, мы наблюдаем эту точность, конкретность и емкость, которая бы сделала честь любому репортажу, но которой в обычных репортажах мы не встретим.

Здесь я хочу напоследок провести одну параллель.

В Евангелии от Луки, в пятой главе, стихи 4-11, рассказывается о чудесном улове рыбы. Иисус говорит Симону Петру: «Отплыви на глубину и закинь сеть для лова». Симон отвечает: «Наставник, мы трудились всю ночь и ничего не поймали; но по слову Твоему закину сеть». А когда закинули, поймали так много рыбы, что даже не могли вы-тащить сеть в лодку. Увидев это чудо, Симон Петр припал к коленям Иисуса и сказал: «Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный». Ибо ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных.

Почему же ужас объял его только теперь, ведь это было вовсе не первое чудо Иисуса, которое он увидел? — До этого Иисус уже исцелял при нем больных, изгонял бесов, да и собственную тещу Петра мгновенно исцелил от горячки! Это не говоря уже о превращении воды в вино и многого чего еще… Но «прошибло» Петра именно теперь, при виде чуда с небывалым уловом рыбы. Почему? — Да потому, что Петр был рыбак, он прекрасно знал, как рыба ловится и как она не ловится, это все было в сфере его компетенции, и он впервые сумел, что называется, «профессионально» оценить масштаб того, что происходило у него перед глазами… Он ведь не был ни врачом, ни виноделом: ну, исцелил, ну, воду в вино превратил… Чудесно, конечно, удивительно, но — мало ли, как там у них, у специалистов, бывает, мне-то откуда знать? Другое дело — рыба. Тут я сам специалист, тут я сам точно знаю, что бывает, а чего не бывает, и я точно знаю, что такого — не бывает! Оттого и ужас.

Я привел этот пример потому, что хочу, как уже сказал, провести одну параллель. Не в том смысле, что сравниваю себя с Апостолом Петром — смешно бы было сравнивать! Но одно основание для параллели у меня есть: как и у Апостола Петра, у меня имеется светская специальность, по первому образованию я филолог, и работа с текстами — моя профессия. 

Так вот, я очень хорошо знаю, как люди могут писать, и как люди писать не могут. Так, как написано Евангелие, люди не пишут, потому что сами по себе так писать не могут. Ничего похожего во всей мировой литературе нет. Для меня, для человека, искушенного в текстах, подобно тому, как Петр был искушен в ловле рыбы, очевидно, что здесь не обошлось без помощи Божией, без чуда Божия. Вот почему это — Слово Божие. И вот почему мы должны его слушать со вниманием, благодарностью и любовью. Аминь.

8 дек. 2008 г.

Первое приветствие

_

Приветствую тебя, мой Друг, на этом блоге, в этой моей гостиной.

Сегодня - 8 декабря, торжество Непорочного Зачатия Пресвятой Богородицы Девы Марии, сегодня вселенская (иначе - католическая) Церковь справляет самое начало заключительного акта нашего спасения. 

Так получилось, что сегодня я впервые вышел в Сеть-Интенет - закинуть свои сети!

Тот, Который обещал Апостолам, что сделает их "ловцами человеков", молитвами Своей Пречистой Непорочной Матери да благословит все наши встречи! Аминь.

(Если ты протестант, не торопись возмущаться, но попытайся просто вникнуть, насколько уместно и отрадно - любить и почитать Матерь своего Господа и Спасителя!)

Храни тебя Господь!

Рождественская юмореска



ДИСТРИБЬЮТОР ЖИЗНИ ВЕЧНОЙ

Рождественская фантазия



- Вы что-то продаете?
- Да. Мой товар – жизнь вечная.
 - Как, разве можно продать жизнь вечную?
 - Продать ее действительно нельзя, но зато можно купить.
 - И за какую цену?
 - Цена единая для всех: жизнь вечную приобретаешь, отдавая за нее жизнь временную, земную.
 - И можно купить ее у вас?
 - У меня и у любого, у кого она есть.
 - И у кого же она есть?
 - У каждого, кто заплатил требуемую цену.
 - Как заплатил, кому? – с сомнением разглядывает собеседника. – Вот вы, например, как вы отдали свою временную жизнь, бросились, что ли, со скалы?
 - Зачем же со скалы? Ни в коем случае! Бросаться со скалы это разбить свою жизнь, а не отдать ее.
 - А как же вы ее отдали?
 - А очень просто: «Уже не я живу, но живет во мне Христос».
 - Христос, говорите? Г-м… А вы-то сами куда делись?
 - А никуда не делся! Путаюсь у Него под ногами и мешаю, как могу…

* * *

 - Что, вы сказали, вы продаете?
 - Жизнь вечную!
 - А разве жизнь вечная не у Бога?
 - Конечно! Просто я – Его дистрибьютор!
 - Вот как? Простите, но я предпочитаю делать покупки в центральном офисе. Тверже гарантии, знаете ли…

* * *

 - Вы, конечно, можете обратиться прямо в центральный офис, там круглосуточно…
 - И, конечно, вам по вашей ссылке все равно что-то наверняка перепадет!
 - Что вы сказали? А, ну да… Только все же лучше через дистрибьютора. Мало ли, всегда могут возникнуть какие-то вопросы…
 - А там что же, не ответят? 
 - Ответить как не ответят, ответят, да только мало кто так вот сразу способен бывает эти ответы не то, чтобы понять, а хотя бы расслышать…
 - Что так, слишком тихо говорят? 
 - Да нет, скорее, слишком громко… С нами, дистрибьюторами, поспокойнее.
 - Какой уж тут покой?! Вбухаешь незнамо кому всю свою временную жизнь, а если что не так, с кого потом спросишь?
 - Ну, сразу «вбухать» всю свою временную жизнь все равно не получится… Это все время надо делать, постоянно, день за днем, год за годом, час за часом, порою даже минуту за минутой… Непросто, конечно, но зато, стоит только начать, как видны результаты… 
 - Какие же?
 - Сами увидите! Не понравятся – можете всегда отозвать инвестиции…
 - Ха! Отозвать инвестиции! Время невозвратно!
 - Оно в любом случае невозвратно, а у меня еще ни разу не было рекламаций!
 - Ну, ладно, я подумаю… - и про себя, брюзгливо: «Тем более, что рекламаций не бывает и в том случае, ежели нет продаж!»

* * *

 - Скажите, а если я куплю жизнь вечную, моя временная жизнь прекратится?
 - Она не прекратится, а превратится, в другую жизнь, жизнь вечную!
 - А какая разница?
 - Разницу не узнаешь, если не попробуешь.
 - А вдруг мне не понравится?
 - Не понравится жить вечно?
 - Ну да!
 - Но это не может не нравиться, если ты живешь. Не нравится болеть и умирать, досадовать и скучать, а жить всегда нравится всему живому…

* * *

 - А нельзя ли посмотреть опытный образец?
 - Жизни вечной?
 - Ну конечно! Всегда бывают опытные образцы или там демо-версии…
 - Не знаю, что и сказать… А вы бы смогли заплатить виртуальные деньги?..
 - При чем тут виртуальные деньги?! Вот смотрите, я скачал демо-версию антивируса Касперского, и он совершенно бесплатно проработал у меня две недели; потом я скачал такую же версию доктора Вебера, и горя не знал в течение месяца. Потом нашел еще что-то похожее, потом сменил ай-пи адрес и начал по новой… Ну, вот так!
 - Так-то так, только в нашем случае ваша плата окажется совсем не виртуальной! Время свое вы потратите, а в вечность с собою ничего не заберете…

* * *

 - Простите, я слышал, вы сказали: «В вечность с собой ничего не заберете…» А разве можно вообще что-то забрать с собою в вечность?
 - Конечно! Жизнь или смерть, нечто или ничто. Вечность сама по себе нам в любом случае гарантирована, весь вопрос в том, чем мы ее наполним.
 - Наполнить вечность! Вы соображаете, что говорите? Как можно наполнить бесконечное?
 - Бесконечным же! Бесконечной жизнью или бесконечной смертью.

* * *

 - Скажите, а можно у вас купить одну жизнь вечную на всех, ну, на всю семью?
 - Конечно, можно! К общесемейным покупкам добавляются просто замечательные дополнительные бонусы, да и сам процесс протекает гораздо легче, когда все вместе…
 - Нет, вы не поняли, не все вместе. Платить буду только я одна, а получили чтобы все, так можно?
 - А почему же только вы одна?
 - Ну, муж, понимаете, и дети уже выросли, у них свои интересы…
 - Да, понятно… В общем-то, можно, конечно, только хорошо ли вы понимаете условия?
 - Чего ж там непонятного?
 - Ну, как же! Жизнь вечная приобретается в обмен на жизнь земную, всю, целиком.
 - Да, да, я понимаю!.. - с нетерпением. 
 - Но вы теперь, если я правильно понял, живете для семьи?
 - Конечно! Вся моя жизнь – для них!
 - Вот именно! А если купите жизнь вечную, вся ваша жизнь будет для Бога.
 - Для Бога? Как это?
 - «Как» - не вопрос, научитесь. Главное, понять и решиться отныне, вот с этой секунды, начать жить только для Бога. Не для себя – про это вы и так давно забыли, - не для семьи, а именно для Бога. И только так вы сможете спасти свою семью.

* * *

 - Что это у вас, жизнь вечная? Почем?
 - Цена – вся временная жизнь.
 - Вся целиком?
 - Да, вся без остатка.
 - Г-м, дороговато… А у вас не предусмотрено никаких дисконтных карт, скидок?
 - Это как?
 - Ну, положим, я куплю у вас что-нибудь еще…
 - Ничего еще вы у меня не купите.
 - То есть вы дистрибьютор одного товара? Это же так не выгодно! Это противоречит всем правилам маркетинга! К тому же, оптовые скидки, сезонные распродажи, все это так естественно! Что, скажем, если я обращусь к вам на Рождество?
 - И что же?
 - И тогда я смогу заплатить не всю свою временную жизнь, а какую-то ее часть? Рождественские скидки, понимаете?
 - Увы, не понимаю…
 - Ну, как же, всякие там индульгенции, отпусты и все такое… Это же значит, что вместо целой жизни я отдаю какую-то часть, а остальное – деньгами, или молитвами, па-ломничествами…
 - А, вот вы о чем… Да, верно, некоторые дистрибьюторы могут себе такое позволить. Но, понимаете, это потому, что они сами доплачивают, избытком своей собственной жизни. А я пока такого избытка не заработал, извините… Вам и вправду лучше обратиться в какую-нибудь крупную дистрибьюторскую компанию. У них там совместный капитал, дополнительные фонды…
 - Такие, что для них есть смысл менять свою временную жизнь на деньги?
 - Не понял, как это?
 - Ну, вы же сами только что сказали, что они сами доплачивают, избытком своей собственной жизни… Выходит, они обменивают этот свой избыток на мои деньги?
 - Да нет же! На что им ваши деньги? Это вам нужно их употребить на что-то доброе, чтобы приобрести жизнь вечную, а им ваши деньги совершенно не нужны!
 - А что тогда им нужно? И вообще, какой ваш интерес, что вы сами-то для себя имеете с этой вот торговли?
 - Обычно ничего. Но если все же удается что-то приобрести, то это драгоценнее множества жемчужин!..
 - И что же это?
 - Лучше говорить не «что», а «кто»…
 - Так кто же это?
 - Вы, например!
 - Я?! 
 - Да, вы!
 - Я драгоценнее множества жемчужин? С чего бы это, с какой такой радости?
 - Вот именно, что радости! Ибо сотворили вас от радости, с радостью и для радости! И вы способны радоваться бесконечно и бесконечно многих радовать. Только вы этого еще не знаете. Но обязательно узнаете, если, конечно, купите жизнь вечную…

* * *

 - Купите жизнь вечную!
 - Что купить, простите?
 - Жизнь вечную!
 - А, спасибо! У меня уже есть!


Рождество 2006/2007 гг.